DENIS PANFILOV

«Все шоколадно!»

Не знаю, кто как, а я предпочитаю – горький. Чтобы так называемый «процент какао» – зашкаливал. Чтобы ударная доза эндорфинов – и сразу. 26 октября я эту ударную дозу получила. Вернее, сразу несколько «ударных» – чтоб уж наверняка... Эндорфины вот до сих пор дают о себе знать, а уже хочется еще. И еще. Так и шокоманом недолго стать.
Собственно, это я к чему? В Цирке Никулина – том, что на Цветном бульваре – сыграли премьерную программу «ДалокоШ». Прочитайте наоборот и все поймете!
Почему наоборот? Лично для меня это стало поворотом на 180 градусов в плане моего представления о цирке. Потому что смотреть на «просто-номера-с-просто-репризами» мне всегда было скучно. А тут... Критик Театральный в моем лице получил вкуснейший десерт под названием «Настоящий Театр». Ну, собственно, критик-то во время представления из меня испарился куда-то, потому что удовольствие я получала, по-моему, большее, нежели все дети, находящиеся в этот вечер в зале.

Я не специалист, конечно, и на сайте Цирка Никулина руководство пишет, что это и не эксперимент, и не новаторство ни разу (то ли боятся, что зритель испугается и не пойдет, то ли еще чего – не знаю, хотя, по-моему, зря боятся!), а по мне – так новаторство чистой воды. Потому что смотрится это практически как цельный спектакль, чего от цирка сложно было ожидать (ну, если мы не берем сейчас, конечно, знаменитый Cirque Du Soleil). Умница-режиссер Елена Польди, помимо объединяющей «сладкой» темы, вынесенной в название, мастерски и очень органично выстроила сюжетную линию всех номеров. Лирические, нежные, иногда с грустинкой – но и сквозь грусть тут всегда проглядывает озорство, ведь, в конце концов, что бы ни случилось, – все будет хорошо. И как-то даже верится в это. По крайней мере, пока сидишь в зале и, затаив дыхание, смотришь на парящего под самым куполом гимнаста (Александр Шабанов) и ожидающую его внизу, замкнутую в окружности арены возлюбленную (Лина Лангнер). Или на девушку с аккордеоном (Лина Лангнер), наигрывающую нежные мелодии Яна Тирсена, под которые акробат в колесе (Марат Баскаков) являет нам свое искусство. Или на изумительно артистичную и трогательную Александру Польди, исполняющую под куполом вечный сюжет о двоих «Непара»... Перечислять номера можно долго, но лучше один раз увидеть. Кому-то придется по душе «Белый шоколад» – выступление акробатов на дорожке (нашим читателям понравится!), кому-то – джигиты-наездники из цирка на проспекте Вернадского (нашим читателям точно понравится!), кому-то – эквилибр на стульях со шляпами в исполнении Максима и Екатерины Рубцовых, поставленный как страстное танго, а кому-то – головокружительные экзерсисы акробатов на «Русской палке п/р Светланы Гвоздецкой» (чур не смеяться, это название такое!).

Вопреки опасениям, и клоуны здесь смешные – дуэт «Мик-Мак» (заслуженные артисты России Андрей Шарнин и Николай Кормильцев), и репризы у них не «натужные», воспринимаются легко. И вообще, все бы хорошо, если бы не ложка... даже не знаю, чего именно (боюсь, что точно не дегтя) в контексте шутки про конюшню, в которую собираются идти «дышать свежим воздухом». Может, это и классика, но покоробило сильно. Впрочем, и это поправимо, наверное.

А еще – не знаю, как вас, а меня порой удивляют зрители. На любое представление – а уж тем более, в цирк, нужно приходить открытым для восприятия – иначе какой же толк? Однако для отдельных индивидов толк заключается в том, чтобы придти в театр/цирк/на концерт изначально недовольными, сидеть с заведомо постной... лицом, громко оповещая соседей о своем недовольстве. В роли соседей была ваша покорная слуга, в роли недовольных зрителей бабуля, весь номер громогласно ругавшая гимнастку на трапеции. Не представляете, каким бальзамом на душу мне были слова ее внука, который в конце номера невозмутимо заявил: «А ты все равно так не сможешь!»

А вот животных в цирке я не люблю, если честно. Ну, то есть, так – люблю, а в цирке – нет. Поэтому все кошки-собаки-медведи-лошади-попугаи останутся в данном тексте неохваченными. Увы. Единственное «но» – номер «Белый шоколад» с изумительно красивыми белыми собаками-самоедами (это порода. – Т.Г.). Идеалом для меня был и остается уже упомянутый мною Cirque Du Soleil – чистая красота человеческого тела, потрясение от его возможностей и изумительная музыка, являющаяся таким же значимым участником представления, как и все актеры. Не сравниваю, конечно, пока Цирк Никулина с «Цирком Солнца», но... этой программой Польди сделала большой шаг в сторону синтетического искусства, за что ее, безусловно, будут ругать любители (и блюстители) традиций. Очень хочется надеяться, что ее это не испугает, потому что за таким искусством, безусловно, будущее. Новая программа оказалась синтезом многих жанров – собственно цирка, театра, кабаре, балета – и синтезом (раз уж у нас тут такая гастрономическая тема) очень вкусным. Пожалуй, даже можно сказать, что Елена Польди создала на цирковой арене новый жанр. Очень «настроенческий», атмосферный... И для меня это настроение связано прежде всего с музыкой.

О музыке – отдельно. Потому что просто аккомпанементом это назвать рука (над клавиатурой) не поднимется, настолько грамотно и с любовью выстроена музыкальная партитура. Это тот случай, когда в слове «звукорежиссура» одинаково важны обе его части. Цитируя классику отечественного кинематографа – «Нужно, чтобы музыка тебя брала, чтобы она тебя вела! Но в то же время и не уводила!». Берет и ведет. И уводит – что самое приятное – уводит именно туда, куда в данный момент хочется... Скажите честно – какая мелодия звучит у вас в голове при слове «цирк»? «Советский цирк» Дунаевского – ну, максимум, еще общеизвестный цирковой марш. А у меня теперь, благодаря звукорежиссеру программы Денису Панфилову, это слово озвучено песнями Жака Бреля и нежными мелодиями Яна Тирсена. Люблю я все эти французские темы. Боже, как я их люблю! И как же рифмуются они с вязкими ароматами свежесваренного кофе и горячего шоколада, обволакивающими зал! И пряная мелодия «Strange» – пусть и не совсем французская – уводит все дальше...

В анонсе программы писали, что «с “пищей богов” зрители встретятся уже в фойе. Там предложат горячий шоколад, легкий “шоко-мэйк-ап”, а также именные шоколадки с логотипом Цирка Никулина». Не знаю. Не была. Ибо проведена была в зал через волшебное закулисье. Оно и театральное-то завораживает. А уж цирковое... Так что ничуть не жалею. А горячим шоколадом насладилась вдоволь после программы. Прямо в соседнем кафе. В обществе не менее эндорфинозаряжающем, нежели весь шоколад, съеденный этим вечером зрителями в фойе.

Сейчас вот на работе сижу и ем шоколадку. Половину уже употребила. И останавливаться на достигнутом не собираюсь. И вам советую! Приятного аппетита!

Татьяна Глэм